Неуправляемый реактивный снаряд С-5 (АРС-57 «Скворец»).

Разработчик: ОКБ-16 МОП (сейчас — КБ «Точмаш»)
Страна: СССР
Испытания: 1954 г.
Принят на вооружение: 1955 г.

Начиная с 1946 года в «пушечном» ОКБ-16 МОП (ныне — КБ «Точмаш» имени А.Э.Нудельмана) заинтересовались вопросами создания авиационных неуправляемых реактивных снарядов (НАРС). Наряду с НИИ-1 МСХМ (в это время там на законном основании изучали конструкцию чешско-немецкого 54-мм авиационного реактивного снаряда R-4-M Zbrojowka) «точмашевцы» В.П.Баранов, В.Л.Таубкин, В.А.Подпорина и Г.Я.Красовский при участии главного конструктора предприятия А.Э.Нудельмана в инициативном порядке на основе трофейного боеприпаса приступили к разработке собственных НАРС малого калибра.

Не афишируемая концепция, которой придерживались специалисты по проектированию авиационных автоматических пушек из ОКБ-16, предусматривала поражение воздушных целей при серийно-залповой стрельбе НАРС малого калибра. При этом считалось, что хотя бы один снаряд с минимально необходимым для выполнения этой задачи количеством ВВ при прямом попадании нанесет серьезные повреждения тяжелому бомбардировщику. Для этого боеприпасы планировали снаряжать взрывателями контактного действия. Концепция специалистов НИИ-1 МСХМ в отношении НАРС заключалась в поражении бомбардировщиков минимальным количеством боеприпасов с мощной БЧ, способной в некоторой степени компенсировать низкую точность стрельбы ими.

15 декабря 1951 года вышло Постановление СМ СССР № 5119-2226, на основании которого опытно-конструкторские работы по изделию АРС-57 с индексом разработчика «5П» и шифром «Скворец» получили официальный статус и финансирование. Во исполнение этого же Постановления 26 декабря 1951 г вышел приказ МАП № 1264, определивший сроки работ над носителем. Истребитель МиГ-15бис, вооруженный шестнадцатью снарядами АРС-57, на государственные летные испытания ОКБ-155 предписывалось сдать к сентябрю следующего года. В июле 1952 года разработали проект, выполнили и отправили в филиал ОКБ на заводе № 21 рабочие чертежи для оснащения МиГ-15бис двумя орудийными блоками с восемью снарядами АРС-57 в каждом. На заводе № 21 переоборудовали один самолет (заводской шифр СД-5). который успешно прошел заводские летные испытания в конце 1952 года. Кроме того, по договору с ОКБ-16 был оборудован и проходил заводские испытания самолет МиГ-15бис (заводской шифр СД-5Э), оснащенный двумя экспериментальными блоками с двенадцатью снарядами АРС-57 в каждом. Блоки также подвешивали на штатные места установки подвесных баков.

Между тем, в ОКБ-16 разработка «Скворца» шла полным ходом. Одновременно сотрудник лаборатории известного ученого-пороховика В.С.Дернового из НИИ-6 МСХМ И.В.Храмцов создал ракетный заряд оригинальной формы из пороха рецептуры «НМ2», превосходно зарекомендовавшего себя в годы Великой Отечественной в полевой реактивной артиллерии. Боевой заряд раздельно-шашечного снаряжания, типичный для немецких боеприпасов среднего калибра, на наших НАРС был применен впервые. В отличие от чисто гексогенового на R-4-M, у нас его отпрессовали из взрывчатого вещества A-IX-2, что увеличивало зажигательную способность БЧ и уменьшало ее чувствительность к механическим перегрузкам. Заряд разработал А.П.Бирюков в лаборатории не менее известного ученого-химика А.М.Ломовой, также из НИИ-6.

«Скворец» тоже был оснащен раскрывающимся в полете оперением, но у нашего снаряда для этого предусмотрели еще и пружины, поскольку, в отличие от немецкого, перья, раскрываясь, отклонялись от продольной оси изделия значительно больше, чем на 90°. Передние кромки длинных перьев были заточены на одну сторону и их устанавливали в сопловом блоке под углом 0°45″ относительно воздушного потока, что обеспечивало вращение снаряда вокруг продольной оси с частотой 1200 об/мин. Это позволило полностью исключить типичный для 132-мм реактивных снарядов М-13УК расход энергии двигателя на раскрутку боеприпаса в полете. Немецкая схема блока стабилизации оказалась настолько удачной, что до сих пор ракетостроители всех стран в конструкциях подавляющего большинства НАРС используют ее, внося порой незначительные доработки.

Компоновка НАРС С-5.

По плану МОП снаряды и одиночные орудия требовалось представить в конце 1953 г. на контрольные испытания в ГК НИИ ВВС. Сроки были отпущены вполне реальные, и работу выполнили вовремя. Боеприпасы отправили на наземные испытания, а часть орудий передали заводу № 155 для монтажа на МиГ-17. Это было связано с тем, что к этому времени выпуск истребителей МиГ-15бис прекратили и требовалось отработать АРС-57 в составе вооружения нового истребителя. В соответствии с приказом МАП № 299 от 27 мая 1953 года самолет МиГ-17, вооруженный шестнадцатью реактивными снарядами АРС-57, должен был поступить на государственные испытания также в конце 1953 года.

В 1953 году в ОКБ-155 сконструировали пусковую установку для «Скворца» на базе одиночных орудий РО-57 (с закрытой казенной частью) разработки ОКБ-16. Там под руководством начальника отделения вооружения Н.И.Волкова и его заместителя Н.И.Храмова разработали подвесной орудийный блок РО-57-8 (заводской индекс 5В). Его отличала возможность исключительно внешней подвески, а несколько забегая вперед и довольно долгая «жизнь». На первых вариантах восьмиствольного блока, получившего наименование ОРО-57 (их в войсках иногда называли блоками ОРО-8 или УБ-8), вокруг одного центрального ствола сгруппировали по окружности семь периферийных. Порядок разгрузки выбрали последовательным — по часовой стрелке.

В сентябре 1953 года в ОКБ-155 приступили к изготовлению внешних узлов подвески нового оружия. Помимо двух блоков ОРО-57, на истребителе МиГ-17 № 54211005 (заводской шифр СИ-16) установили авиационный прицел АП-57, учитывающий баллистику снаряда АРС-57, и прибор управления огнем ПУ-2. Последний обеспечивал стрельбу одиночными снарядами, отдельными залпами (по два снаряда) и сериями из четырех или восьми залпов (также по два в залпе). Узлы крепления блоков ОРО-57 разместили под консолями крыла между основными стойками шасси и мостами ПТБ (однозамковые держатели Д4-50), но непосредственно перед стрельбой топливные баки требовалось сбрасывать. Затруднения, возникшие на заводе № 589 с разработкой прицела АП-57, задержали начало заводских летных испытаний до 21 января следующего года.

После успешно завершившихся летных испытаний с орудийными блоками ОРО-57 самолет СИ-16 перегнали в ГК НИИ ВВС для проведения стрельб. Ответственными были назначены ведущий конструктор ОКБ-16 Г.М.Шах-Назаров, летчик-испытатель майор А.Е.Черняев и ведущие инженеры Вольников (ОКБ-155) и майор А.Тарасов (ГК НИИ ВВС). В ходе испытаний, проходивших в марте 1954 года, было израсходовано 40 снарядов АРС-57. Всего выполнили четыре отстрела — по два на земле и в полете на высотах 5000 и 13000 м в диапазоне скоростей от 600 до 850 км/ч. Стрельба снарядами АРС-57 в горизонтальном полете, на пикировании, виражах и боевых разворотах была признана надежной и безопасной. Продукты горения ракетных зарядов не оказывали отрицательного влияния ни на конструкцию самолета, ни на работу двигателя. На основании положительного заключения самолет СИ-16 в этом же месяце передали на госиспытания.

В июне 1954 года огневые государственные испытания закончились с положительными результатами. Летные же госиспытания этой машины в ГК НИИ ВВС провели в период с 25 июня по 10 сентября 1954 года, выполнив 55 полетов. Летные характеристики СИ-16 незначительно отличались от достигнутых на СИ-19 и СИ-21. К примеру, максимальная скорость составила 1000 км/ч (1033 и 1046 км/ч у СИ-19 и СИ-21 соответственно) на высоте 5000 м, которую самолет набирал за 2,8 мин. (2,7 и 2,75 мин.). Практический потолок — 14400 м (14600 и 14400 м). Максимальная дальность полета на высоте 5000 м была достигнута в 695 км (715 и 700 км), а продолжительность полета — 1 ч. 28 мин. (1 ч. 25 мин. у СИ-21). Самолет МиГ-17 (СИ-16), оборудованный авиационной реактивной системой АРС-57, по своим летно-техническим данным военные признали вполне пригодным для принятия на вооружение. Однако в штабе ВВС окончательное решение отложили до завершения войсковых испытаний.

В соответствии с Постановлением СМ СССР № 2469-1022 от 19 сентября 1953 года и приказом МАП № 86 от 2 октября 1953 года коллективу ОКБ-155 совместно с заводом № 153 предписывалось оборудовать реактивной системой АРС-57 и прицелами АСП-5Н четыре истребителя МиГ-17 для предъявления их к середине 1954 года на войсковые испытания. И хотя в ОКБ-155 уже успели разработать документацию для передачи на завод № 153, военные выдвинули новые требования. Системой АРС-57 надлежало оснастить истребители МиГ-17Ф, которые к этому времени запустили в серийное производство. К тому же на самолеты надо было установить прицел АСП-5Н, сопряженный с радиодальномером «Радаль-М», что требовало существенной переделки машин. В итоге срок окончания работ пришлось сдвинуть на конец года.

На испытаниях ОРО-57 на самолете МиГ-17 летчиков не удовлетворил темп стрельбы и как следствие, величина рассеивания снарядов «в залпе». Исследования проблемы взаимного влияния снарядов, выпущенных из соседних стволов блока, проведенные в ОКБ-16, а также возможности их столкновения перед самолетом и последствия этого явления (позже этими вопросами стал заниматься НИИАС (Научно-исследовательский институт авиационных систем), позволили доработать конструкцию орудийных блоков. По рекомендациям специалистов ОКБ-16 микояновцы изменили порядок разгрузки ОРО-57 таким образом, чтобы в габаритах существующего блока увеличилось расстояние между стволами в предыдущем и последующем выстреле. Это позволило сократить временной интервал между стартами снарядов в серии и увеличить темп стрельбы. Учитывая замечания пилотов и наземного обслуживающего персонала, орудийный блок доработали, улучшив аэродинамику и удобство заряжания.

В 1954 году в советской авиации началась «кампания обрезания стволов» всем пусковым трубчатого типа. В результате реактивные орудия калибров 82, 132, 190 и 212 мм получили модификации с литерой «К», то есть «короткие». Причиной этого стало осмысление заказчиком факта, что на реактивных самолетах оперенные НАРС без проблем стартуют с пусковых практически «нулевой» длины, в то время как длина «труб» для стрельбы турбореактивными НАРС и снарядами со складным оперением, в несколько раз превышала длину боеприпаса. И это в условиях постоянной борьбы с каждым лишним килограммом массы носителя! Не минула сия участь и ОРО-57. Длину стволов укоротили почти в 1,5 раза, после чего модификация получила наименование ОРО-57К.

1.Пусковое устройств ОРО-57К.

Пусковое устройств ОРО-57К.

1а.Пусковое устройств ОРО-57К для 8 НАР С-5М.

Пусковое устройств ОРО-57К для 8-ми НАР С-5М.

После испытаний на основании Постановления СМ СССР от 22 марта 1955 года и приказа МО СССР от 8 апреля 1955 года снаряд АРС-57 с БЧ фугасного действия поступил на вооружение ВВС в составе авиационной реактивной системы АС-5 и получил официальное наименование С-5. Этим же приказом в составе авиационной системы АС-5 приняли и укороченный вариант восьми-ствольного блока реактивных орудий.

На сегодня семейство снарядов С-5 насчитывает 18 наименований серийных боеприпасов самого различного назначения плюс 6 промежуточных типов и около полутора десятков опытных моделей, не поступивших на вооружение. Базовой конструкцией пусковой установки для снарядов АРС-57 в отечественных ВВС был принят блок ОРО-57К. В начале 50-х годов отечественные проектировщики предпочли реактивное орудие трубчатого типа с закрытой казенной частью, которое «…позволяет при относительно коротком стволе получать дульную скорость, достаточную для устойчивости снаряда на начальном участке траектории и надежно взводить взрыватель.»

Однако последовавшая вскоре модернизация боеприпасов повлекла за собой и конструктивные изменения орудийных блоков. Так, если опытные снаряды АРС-57, АРС-57М, КАРС-57, ОАРС-57 и ПАРС-57 первых вариантов имели одинаковую длину, что допускало их размещение в стволах ОРО-57К длиной 960 мм, то длина окончательно снаряженного доработанного АРС-57М возросла на 30 мм. У поступивших на вооружение снарядов С-5-0 она увеличилась на 110 мм, а у С-5П — на целых 250 мм. На некоторых скоростных режимах полета носителя они так нагревались, что БЧ стали срабатывать в стволах блоков.

На какое-то время пришлось ввести скоростные ограничения для самолетов и запретить полеты с длинными снарядами в коротких блоках. Однако в 1959 году микояновцы предложили на вооружение модернизированные блоки ОРО-57КМ. От прототипа их отличали удлиненные на 35 мм стволы (их длину определили габариты снаряда С-5М). а также новый стопор заднего обтекателя и крышек штепсельного разъема. Значительную часть состоявших на вооружении блоков ОРО-57К доработали в войсках, заменив старые изношенные короткие стволы новыми, удлиненными.

Со временем достигнутая скорострельность ОРО-57КМ в 1000 выстрелов в минуту перестала удовлетворять заказчика — если на истребителе МиГ-19 удалось только преодолеть звуковой барьер, то на МиГ-21 на сверхзвуковых скоростях уже требовалось вести бой. Для этого необходимо было довести темп стрельбы орудийных блоков до 1200 выстрелов в минуту. Реализовать это можно было, уменьшив интервалы между выстрелами, для чего требовалось еще больше разнести стволы в блоке и оптимизировать схему их разгрузки. «Выжав» из ОРО-57КМ предельную скорострельность в 1100 выстрелов в минуту, конструкторы обнаружили, что однозамковая система подвески блока не выдерживает сил отдачи…

Многолетний опыт эксплуатации орудийных блоков ОРО-57К и ОРО-57КМ выявил и такой хронический недостаток, как ржавление стальных стволов. И дело было вовсе не в том, что вооруженцы на аэродромах плохо содержали вверенное им имущество. Наоборот, внутри стволы всегда просто сияли чистотой и благоухали смазкой, а обшивка блоков аккуратно подкрашивалась. Зато внешняя поверхность трубчатых направляющих под обтекателями, не подлежащими демонтажу, постоянно подвергалась воздействию метеоосадков и перепаду температур на больших высотах и у земли. Кроме того, с силовым корпусом и другими дюралевыми частями сталь ствола образовывала биметаллическое соединение, усиливающее процесс окисления деталей в местах их контакта. Также причиной быстрого износа тонкостенных стволов, орудийных затворов, крепежных деталей, да и литых остовов служили большие нагрузки, присущие стрельбе из орудий с закрытой казенной частью.

В 1959 году в ОКБ-424 ГКАТ, куда в 1957 году со своей тематикой перешло КБ-1 завода № 81 МАП, предприняли попытку частично решить эти проблемы, взяв за основу штатные орудийные блоки ОРО-57КМ. Под руководством главного конструктора В.П.Григорьева разработали 16-ствольные блоки ОРО-57-16 (изделия «418-1» и «418-11») с закрытой казенной частью. Они отличались лишь формой (сферической и конической) переднего обтекателя. Конструкция блоков позволила вдвое поднять боезапас НАРС на борту носителя, не увеличивая числа точек подвески, и довести темп стрельбы до 1200 выстр./мин.

В отличие от орудийных блоков предшествующих моделей. ОРО-57-16 можно было подвешивать на универсальные двухзамковые бомбодержатели БДЗ-58-21.

Поскольку дальнейшая модернизация орудийных блоков ОРО-57КМ под новые снаряды С-5М1 и С-5К1 оказалось нецелесообразной, в конце 1950-х годов приняли решение о снятии с вооружения пусковых этого семейства. Но микояновцы так просто не уступали своего приоритета в этой области. В 1959 году они разработали на основе ОРО-57КМ восьми-ствольный орудийный блок 8ОРО-57К с открытой казенной частью. Сила отдачи при стрельбе уменьшилась с 3400 до 2000 кг. При этом впервые в отечественной практике направляющие трубчатого типа выполнили из дюралюминия. Блок имел конический передний обтекатель. 1,5-метровые стволы позволяли разместить в них даже снаряды С-5П, не говоря уже обо всех остальных.

Проведенные на истребителях Е-6/2 и Е-6/3 сравнительные испытания восьми-ствольных и шестнадцати-ствольных блоков со сферическими и коническими передними обтекателями показали, что для сверхзвукового полета более приемлем последний вариант. В связи с этим в ОКБ-424 по типу блока 8ОРО-57К разработали блок УБ-16-57 с открытой казенной частью, коническим «носом» и двух-замковой подвесной системой. Стволы также были выполнены из дюралюминиевых труб. И хотя этот материал не мог соперничать в прочности со сталью, инженеры-технологи применили передовой по тем временам химико-механический метод его поверхностного упрочнения. Первые трубчатые направляющие, изготовленные по такой технологии, выдерживали 50 пусков. Спустя несколько лет технологию усовершенствовали, и упрочненный слой позволил стрелять из каждого ствола до 75 раз. В начале 1960 года УБ-16-57 приняли на вооружение.

2.УБ-16-57 в составе вооружения МиГ-19.

УБ-16-57 в составе вооружения истребителя МиГ-19 ВВС Индонезии.

Широкую номенклатуру вариантов орудийных блоков семейства УБ-16-57 обусловило увеличение количества типов носителей и то, что на этих пусковых отрабатывали общую концепцию компоновки подобных устройств для НАРС всех калибров с раскрывающимся в полете оперением. Однако создание более совершенных образцов УБ-16-57 предусматривало и доработку орудийных блоков старых модификаций этого семейства в войсках по бюллетеням разработчика при помощи комплектов деталей, рассылаемых с заводов-изготовителей.

Отвод продуктов сгорания ракетных зарядов в блоке не составлял проблемы — они свободно проходили через открытый задний срез ствола. С сопловыми заглушками снарядов поступили более радикально, использовав на орудийных блоках (начиная с УБ-16-57У) рассекатель, поскольку после выстрела заглушка отбрасывалась газовой струей с большой скоростью и могла повредить обшивку фюзеляжа носителя. На решетке же рассекателя легкие заглушки разбивались вдребезги. Силу отдачи в 300 кг испытатели совершенно не ощущали (в сравнении с ОРО-57К с отдачей в 3200-3400 кг).

Возрастание скоростей самолетов-носителей потребовало защиты снарядов в полете от аэродинамического нагрева — на границах со сверхзвуком этой опасности подвергались все образцы вооружения, размещенные на внешней подвеске, не только НАРС. Пороховые двигатели, БЧ и взрыватели снарядов «грелись» за счет переноса тепла от обшивки блока через элементы конструкции и воздушные зазоры. Температура нагрева зависела от режимов полета, плотности окружающей среды, теплофизических свойств материалов конструкции орудийных блоков и их геометрических размеров. Модернизировать самолетные УБ-16-57У пришлось в войсковых условиях по бюллетеню главного инженера ВВС. выпущенному в 1964 году. Для термоизоляции стволов от внешней обшивки силового корпуса применили синтетический наполнитель, напоминающий стекловату, у блоков укоротили передний конус обтекателя таким образом, что пять стволов внутреннего ряда, не выступающие за пределы корпуса, приобрели прямой передний срез. Доработанные пусковые получили наименование УБ-16-57УД.

3.УБ-16-57УД.

УБ-16-57УД.

3а.УБ-16-57УД.

УБ-16-57УД.

С 1968 года на вооружение ВВС поступили очередные модификации самолетных блоков УБ-16-57УМП с иной конструкцией переднего обтекателя. Она стала точно такой, как была на самых первых УБ-16-57 с той лишь разницей, что стволы внутреннего ряда с прямыми кромками выступали вперед, а внешнего с косыми кромками не выступали за границы конусного обтекателя. Выбранная схема (серия «П») оказалась настолько удачной, что в течение последующего времени никаких изменений в нее не вносили.

4.УБ-16-57УМП.

УБ-16-57-УМП.

К 1973 году стало ясно, что в семействе НАРС С-5 более никаких радикальных изменений не ожидается. Во всяком случае, система запуска двигателя и сама силовая установка были в достаточной степени отработаны. Кроме того, запасы снарядов С-5 первых моделей на складах уже были израсходованы, а снаряды С-5 серии «1» и «Б» имели возможность использования без элементов модернизации, общая масса которых составляла около 2 кг. В результате доработки последние образцы пусковых устройств этого семейства получили наименование УБ-16-57УМП-73.

Энергетика силовой установки и конструкция планера новых фронтовых истребителей-бомбардировщиков Су-17 и МиГ-23Б позволяла машинам нести больше оружия. Между тем возможности универсальных держателей третьей весовой группы, выдерживающих на всех режимах полета 500-килограммовые грузы, при подвешенных на них блоках семейства УБ-16-57 оказывались реализованными лишь частично. По расчетам специалистов МКБ «Вымпел» оказалось, что количество стволов в блоке можно удвоить. Добавив к УБ-16-57УМП еще один внешний ряд стволов, они получили 32-ствольный унифицированный блок УБ-32 для стрельбы снарядами семейства С-5 серии «М». В комплекте с ним сразу поставлялись и приспособления для доработки блока под снаряды семейства С-5 серии «1». Блоки семейства УБ-32 с успехом применяли на истребителях МиГ-21бис и истребителях-бомбардировщиках МиГ-27.

5.УБ-32-57.

УБ-32-57.

5а.УБ-32 на палубном штурмовике Як-38

УБ-32 на палубном штурмовике Як-38.

Следует отметить, что 8 блоков УБ-32 также должны были дополнить широкую гамму вариантов вооружения фронтового истребителя Е-155Ф, проект которого в 1963 году разработали в ОКБ А.И.Микояна. В отличие от базовой модели перехватчика Е-155П, экипаж Е-155Ф состоял из двух человек — пилота и оператора. Кроме того, из-за сильно возросшей массы боевой нагрузки, размещавшейся не только под крылом, но и под фюзеляжем, помимо двух маршевых двигателей его силовую установку дополняли четыре подъемных, а основные стойки шасси планировали оснастить двухколесными тележками. Многие оригинальные технические решения, заложенные в конструкцию Е-155Ф, впоследствии успешно реализовали в конструкции перехватчика МиГ-31. Наиболее любопытно то, что именно для микояновской машины первоначально предназначался прицельно-навигационный комплекс «Пума», впоследствии установленный на фронтовых бомбардировщиках Су-24. Благодаря этому Е-155Ф должен был на сверхзвуковой скорости в режиме огибания рельефа местности наносить мощные ракетно-бомбовые удары по заранее разведанным наземным целям, без труда преодолевая систему ПВО противника.

Для стрельбы НАРС на таких скоростях орудийные блоки УБ-32 и УБ-32А уже не годились. Поэтому проблему защиты снарядов от аэродинамического нагрева у блоков УБ-32М решили несколько иначе. Специалисты из МКБ «Вымпел» поместили в передней части блока перед головными частями НАРС одну общую вертикальную прокладку из асбестованного картона, что снизило нагрев боеприпасов на 40-50°С. При выстреле снаряд пробивал ее без особых затруднений. Блоки отличались сдвижным передним обтекателем и передними консолями стволов для установки одной из двух типов защитных прокладок — сплошной или с 25-мм отверстиями. Последние использовали в случае заряжания блока снарядами с чувствительными механическими взрывателями мгновенного действия.

По итогам учений «Запад-84» комиссия по военно-промышленным вопросам при СМ СССР в своем Постановлении от 27 июля 1984 года указала на низкую боевую эффективность НАРС семейства С-5. В качестве выводов прозвучал тезис о том, что в дальнейшем необходимо по согласованию с ГКЭС и ВВС увеличить выпуск НАР семейства С-8 за счет сокращения выпуска 57-мм НАРС. Опыт войны в Афганистане подтвердил правильность этого решения. По свидетельству очевидцев и участников тех событий, после нанесения воздушных ударов снарядами С-5 по опорным пунктам душманов в кишлаках их огневое противодействие нисколько не ослабевало. Когда же советские десантно-штурмовые группы выбивали противника из населенных пунктов, взорам солдат открывалась жутковатая картина — все дувалы и стены глинобитных домиков были утыканы снарядами, взрыватели которых не сработали в мягкой преграде. А в скальных породах подрывы даже 100-кг осколочно-фугасных авиабомб практически не оставляли воронок, что уж тут говорить о фугасности 57-мм снарядов!

Конструкцию НАРС продолжали совершенствовать. Еще в 1954 году, то есть до принятия системы АС-5 на вооружение, в ОКБ-16 началась разработка снаряда АРС-57М. По существу это был новый боеприпас поскольку модернизированный образец унаследовал от своего прототипа только калибр и диаметр очка БЧ под головной взрыватель. В этот раз над конструкторами снаряда уже не довлело (как в 1946 г.) требование руководителей технического комитета НКВД типа: «Не превзойти, а воссоздать». Подробности отличий можно перечислять очень долго. Стоит лишь отметить, что конструкция АРС-57М была более оптимальной с точки зрения боевой эффективности и требований времени.

Для проведения летных испытаний снаряда АРС-57М по договору с ВВС в ОКБ-155 оборудовали авиационной реактивной системой АРС-57М серийный истребитель МиГ-19 № 59210406 В связи с тем, что задействованные в программе разработки предприятия не смогли предоставить к назначенному сроку все компоненты системы, ее госиспытания проводили поэтапно — по мере поступления двигателя и взрывателя к снаряду, а также полуавтоматического авиационного стрелкового прицела АСП-5НМ

Изменение баллистики снаряда потребовало доработки прицела и изменений в алгоритмах прицельных задач счетно-решающих приборов Государственные летные испытания прицела АСП-5НМ. специально доработанного под баллистику снаряда АРС-57М, провели на самолете МиГ-19П № 62210415 с 7 февраля по 12 июня 1958 года. В процессе испытаний по предложению инженера Хорола — главного конструктора прицела — с целью компенсации систематической ошибки прицеливания по направлению движения цели отключили схему учета скорости сближения носителя с противником в цепи отработки расчетного времени. Это позволило уменьшить ошибку до 4-6 тысячных долей дистанции огня.

В ходе испытаний прицела АСП-5НМ установили, что точность стрельбы по наземным целям снарядами АРС-57М с отключенным датчиком углов атаки и скольжения ДУАС-15 выше, чем с включенным, однако при этом уменьшается подвижность прицельной сетки. В связи с этим необходимо было в прицеле АСП-5НМ предусмотреть возможность отключать датчик. Летчики отметили, что по сравнению с серийным АСП-5Н, новый прицел при условии достаточной тренировки пилотов строевых частей обеспечит более высокую точность стрельбы снарядами АРС-57М, тем более что сам процесс прицеливания у обоих прицелов практически не отличается.

За два года испытаний авиационной реактивной системы АРС-57М на самолете МиГ-19 ведущие летчики по государственным и контрольным летным испытаниям майоры Петерин и Степанов выполнили в общей сложности 101 полет. На земле и в воздухе было отстреляно 1336 снарядов АРС-57М всех опытных партий. В мае 1959 года снаряд АРС-57М приняли на вооружение ВВС под наименованием С-5М в составе авиационной реактивной системы АС-5М истребителей МиГ-19С и МиГ-19П.

Традиционно конструкторы НАРС постоянно боролись за улучшение точностных характеристик при стрельбе по воздушным целям. При разработке реактивных снарядов крупных калибров это было вполне справедливо, а при серийно-залповой стрельбе НАРС малого калибра считалось не таким важным. Вместе с тем гарантированно уничтожить воздушную цель в одном залпе можно было при наличии на борту истребителя не менее 98 снарядов типа С-5 или С-5М. Вооружить МиГ таким боезапасом без ущерба для его летных характеристик в то время считалось нереальным Поэтому с 1956 года акцент в проектировании НАРС семейства С-5 постепенно начал смещаться в сторону решения задач по поражению наземных целей. А для борьбы с воздушными противниками МиГи стали вооружать управляемыми ракетами.

Модификации:
С-5 (АРС-57 «Скворец», 5П) — первоначальный вариант. Принят на вооружение в 1955 году;
С-5М — модернизированный С-5, базовый вариант. Предназначен для поражения самолетов-бомбардировщиков противника и слабо защищённых наземных целей. Принят на вооружение в 1959 году;
С-5М1 — с системой подачи электроимпульса на воспламенитель (через контактное кольцо) — все снаряды с цифрой «1»;
С-5МО — с боевой частью усиленного осколочного действия. Снабжен 20 стальными кольцами с надрезами для регулярности дробления (при взрыве образуется до 360 осколков массой по 2 грамма);
С-5К (КАРС-57) — с кумулятивной боевой частью. Предназначен для борьбы с бронетехникой. Оснащается механическим взрывателем В-5К. Пробивает броню до 130-150 мм. Принят на вооружение в 1960 году;
С-5К1 — снаряд с ракетной частью снаряда С-5М1 и кумулятивной боевой частью снаряда С-5К;
С-5КО — с боевой частью куммулятивно-осколочного действия. Пробивает броню до 170 мм. Снабжен 11 стальными кольцами с надрезами для регулярности дробления (при взрыве образуется до 220 осколков массой по 2 грамма);
С-5КОБ — применен заряд двигателя из бездымного пороха БН-К — все снаряды с буквой «Б»;
С-5КП, С-5КПБ (индекс УВ ВВС — 9-А-608) — новая кумулятивно-осколочная боевая часть с пьезоэлектрическим взрывателем В-5КП, пробивает броню до 250 мм, при взрыве образуется до 330 осколков массой по 2 грамма;
С-5-О (ОАРС-57), С-5-О1, С-5-ОБ — осветительная (время горения 18,3 с). Оснащается дистанционным взрывателем И-71 (время срабатывания 17 с);
С-5П (ПАРС-57), С-5П1, С-5ПБ — противолокационная. Снаряжается дипольными отражателями для постановки пассивных помех. Оснащается дистанционным взрывателем. Принят на вооружение в 1964 году;
С-5С, С-5СБ — начинённая стреловидными поражающими элементами (1000 штампованных стальных стрел массой 1,26 грамм, длиной 40 мм). Снабжена дистанционным взрывателем. Предназначен для поражения живой силы.
С-5Кор — корректируемая, создана в 1999 году, не производилась.

ТТХ:

Модификация: С-5
Калибр, мм: 57
Размах оперения, мм: 232
Длина, мм: 882
Стартовая масса, кг: 3,86
Масса боевой части, кг: 0,815
Эффективная дальность пуска, м: 800-1800
Максимальная скорость, м/с: до 725
Время работы двигателя, сек: 0,55-0,92
Круговое вероятное отклонение: 0,35 % от дальности.

Ракета С-5М.

DCF 1.0

Ракеты С-5МО и С-5КО.

8.НАР С-5. Схема.

НАР С-5. Схема.

9.Блоки ОРО-57К, УБ-16-57, УБ-16-57УМ. Схема.

Блоки ОРО-57К, УБ-16-57, УБ-16-57УМ. Схема.

10.Блоки УБ-16-57КВ, УБ-32А, УБ-32А-24. Схема.

Блоки УБ-16-57КВ, УБ-32А, УБ-32А-24. Схема.

.

.

Список источников:
Авиация и Время. Евгений Арсеньев, Николай Семирек. Реактивное вооружение МиГов.
Александр Широкорад. История авиационного вооружения.
Крылья Родины. Владимир Марковский, Константин Перов. Наследники «эрэсов».