Планер А-5.

Разработчик: К.К.Арцеулов
Страна: СССР
Первый полет: 1923 г.

Одноместный планер А-5 конструкции К.К.Арцеулова был задуман ещё в 1921 году. По схеме — моноплан на растяжках с высоким расположением крыла на фюзеляже, был расчитан на малые скорости полета (40-60 км/ч).

Основной материал — дерево: рейки и фанера. Основой силовой конструкции крыла служили два лонжерона, усиленных «башмаками» из 1-мм листового железа в местах стыка с фюзеляжем и присоединения растяжек. Лобовая часть крыла образована 2-мм шпоном, предварительно оклеенным парусиной. Профиль крыла — Прандтль 387.

Фюзеляж планера прямоугольного сечения. Его конструкция была образована 4-мя продольными стрингерами, соединенными поперечными и диагональными распорками, на которых для усиления наклеивались фанерные накладки. Сиденье пилота располагалось в открытой кабине на продольной раме на полу фюзеляжа. Снизу к фюзеляжу было приклеплено шасси, состоявшее из 4-х стоек, 2-х лыж и 2-х распорок. Колеса надевались на стальную трубу, которая была привязана к лыжам резиновым шнуром.

Хвостовое оперение состояло из киля, рулей высоты и направления. Элероны и рули имели аэродинамическую компенсацию. Система управления выполнена по классической схеме: посредством ручки и педалей, усилия от которых передавались к рулям и элеронам по тросовой проводке. Планер был обтянут тонким перкалем, прошит суровыми нитками с обхватом элементов конструкции.

Планёр А-5 Арцеулов строил не в одиночку. Времена изменились. Любители авиации в нашей стране насчитывались уже не единицами (которых — помните? окружающие считали не совсем нормальными), а многими сотнями и тысячами. В марте 1923 года было учреждено Общество друзей Воздушного флота — ОДВФ.

Инициатива Арцеулова, основавшего первый кружок любителей-планеристов «Парящий полет» и естественно, избранного его первым председателем, была поддержана лёгкой на подъем молодёжью, энтузиастами безмоторного полёта.

«Свой планёр Арцеулов строил сначала в самолётном ангаре, — вспоминает В.А.Эмерик. — Некоторые заготовки делал дома, на даче № 60 — там были тиски, нужные инструменты и свободный сарай. А позже перебрался в правое крыло Петровского дворца. Там даже написано было: «Кружок «Парящий полет». Туда приходили все, кто интересовался постройкой планёра: приехавший из Саратова О.К.Антонов, А.С.Яковлев, позже В.М.Мясищев, С.В.Ильюшин. В сущности, хозяином правого крыла дворца был Научно-опытный аэродром, со временем выросший в одну из ведущих научных организаций нашей авиации. Он-то и оказал гостеприимство «Парящему полёту», предоставив ему один из пустовавших до того дворцовых залов.»

Среди активных членов кружка, участников постройки планёра А-5, был Сергей Николаевич Люшин — впоследствии известный авиационный конструктор, многолетний соратник А.И.Микояна и М.И.Гуревича (главных конструкторов самолётов МиГ).

Кружок «Парящий полет» рос, расширялся. Планёр А-5 был построен. Построен удивительно быстро, если вспомнить полукустарные условия, в которых работали кружковцы и более чем скромное оборудование, имевшееся в их распоряжении, — верстак с клееваркой.

Первая выводка планёра в поле получилась неудачной — сильный порыв ветра поломал крылья. Впрочем, рассудили будущие планеристы, нет худа без добра — было бы гораздо хуже, если бы это случилось в воздухе…

Ремонт оказался несложным, и вот в ясный весенний день 1923 года А-5 снова на аэродроме. Арцеулов садится в кабину, ребята разгоняют планёр против ветра — и он летит! Правда, летит считанные секунды, на высоте нескольких метров. Для более длительных полётов требуется либо склон, либо какая-то более или менее длительно действующая тяга.

И такая тяга неожиданно находится. Авиаконструктор Александр Александрович Пороховщиков — создатель нескольких типов оригинальных, преимущественно учебных самолётов, строившихся даже серийно, увидев подлеты Арцеулова, подъехал на автомашине и предложил свои услуги в качестве буксировщика.

На буксире дело пошло лучше — планёр уверенно пролетел на высоте около 10 метров через все поле аэродрома. Стало ясно: А-5 — летает.

Под эгидой спортивной секции ОДВФ быстро сформировался организационный комитет по устройству Всесоюзных планёрных испытаний. Председателем его, естественно, был назначен К.К.Арцеулов. Стародавняя мечта Арцеулова близилась к осуществлению. Вот-вот — и планёры залетают! Но тут встал вопрос — где?! Конечно, не составляло особого труда найти горушку, с которой можно было бы запустить планёр, чтобы он, пролетев минуту-другую, приземлился у её подножия. Однако это было бы не то… Совсем не то… В конце концов, не красивого же слова ради назвал свой кружок Арцеулов «Парящим полётом».

А позиции эти у него к тому времени сформировались вполне: планёрные испытания нужно проводить на давно высмотренной им горе возле крымского посёлка Коктебель! И нигде больше!

«У нас, в Советском Союзе, — говорил Константин Константинович в фильме «Дорога в облаках», — нашлось практически идеальное место для парения на планёрах. Гора Узун-Сырт, длиной примерно около семи километров, обращена своим крутым склоном к югу и образует по этому склону очень мощные восходящие потоки, очень постоянные, очень ровные…»

В этих словах — вся сущность парящего полёта. Действительно, в неподвижном воздухе планёр может только снижаться — планировать, от чего и произошло само название этого летательного аппарата. Но если слой воздуха, в котором находится планёр, не неподвижен, а образует восходящий поток, то есть сам поднимается вверх, то планёр оказывается как бы в некоем воздушном лифте.

«Если бы создавали такую гору искусственно, то, вероятно, сделали точно такую модель», — продолжил рассказ Арцеулов. Но неожиданно выяснилось, что этот щедрый подарок природы его получатели поначалу не очень торопились принимать.

«У нас очень скептически отнеслись к этой выбранной мною горе. Взгляд был такой, что планёр только может с высокой горы спускаться вниз… И чем выше гора, тем, значит, длиннее и дольше полет… Когда я привёз планеристов в Крым, в Коктебель, они были поражены. Там же невысокие холмы, абсолютно безлесные, а они ожидали высоких гор, с которых можно далеко улететь… В Москву полетели доклады об «огромной ошибке», допущенной председателем оргкомитета в выборе места испытаний… Но я очень много изучал парящий полет и поэтому знал, какой рельеф местности нужен для парения.»

Здесь Константин Константинович употребил слово «знал». Не предполагал, не догадывался — знал!

О рекордном полёте на А-5 Олег Константинович Антонов говорил так: «В то время это было колоссальным достижением. Когда планёр поднялся в воздух и начал парить над южным склоном… люди прыгали от радости, танцевали, обнимались. Так велика была радость, что планёр, простое сооружение… летает, везёт человека, поднимает на большую высоту, управляется! Это было замечательно!»

Конечно, продолжительность полётов Юнгмейстера и самого Арцеулова на планёре А-5 сама по себе впечатляла. Но главное было в другом: наглядно показана осуществимость парения вообще и на Узун-Сырте в частности. И не беда, что побитыми оказались лишь мировые рекорды немецких планеристов 1920 и 1921 годов — до мирового рекорда, установленного в 1922 году планеристом Хакманом (1 час 18 минут 30 секунд), Юнгмейстер чуть-чуть не дотянул. Участники испытаний чувствовали, что совсем недалеко время, когда наши планеристы, на наших планёрах займут достойное место в славном ряду мировых рекордсменов.

На А-5 Л.А.Юнгмейстер и сам К.К.Арцеулов сделали 11 полётов общей продолжительностью почти два часа! Чтобы быть вполне точными — 1 час 52 минуты 33 секунды, в десять с лишним раз больше, чем все остальные планёры слёта, вместе взятые.

На первом слёте все учреждённые разными организациями призы, предназначенные лётчикам, получил Леонид Александрович Юнгмейстер. Все же высшие призы для конструкторов по праву достались Константину Константиновичу Арцеулову.

Перед нами лежит пожелтевший лист бумаги а текстом, который хочется привести почти без сокращений:

«Общество друзей Воздушного флота СССР.

Участнику 1-х Всесоюзных опытно-показательных испытаний безмоторных летательных аппаратов Константину Константиновичу Арцеулову.
В целях выяснения возможных достижений в области безмоторного летания Общество друзей Воздушного флота СССР организовало… испытания безмоторных летательных аппаратов в Крыму близ г. Феодосии.
Участвуя в испытаниях в качестве конструктора и пилота, Вы в сильной степени способствовали тому, что результаты испытаний оказались настолько успешными, что дали нам возможность стать в ряды конкурентов зарубежного планеризма…
…Из числа планёров, участвовавших на испытании, Ваш планёр явился наилучшим парителем, оставив в памяти очевидцев незабываемые моменты неподвижного парения в воздухе.
Летая в общей сложности всех своих полётов более других, Ваш планёр тем не менее обнаружил и наибольшую прочность, дав минимальное количество поломок. На нем же был совершён и наиболее дальний по расстоянию полет…»

ЛТХ:

Длина, м: 4,5
Высота, м: 2,7
Размах крыла, м: 13
Площадь крыла, м2: 19
Удлинение: 8,9
Удельная нагрузка, кг/м2: 7
Профиль крыла: Прандтль 387
Масса, кг: 64.

1а.К.К.Арцеулов у планера А-5. 1923 г.

К.К.Арцеулов у планера А-5. 1923 г.

0.А-5

Полет планера А-5. 1923 г. Коктебель.

3.Планер А-5 в полете. Рисунок.

Планер А-5 в полете. Рисунок.

4.Планер А-5. Схема.

Планер А-5. Схема.

.

.
Список источников:
А.П.Красильщиков. Планеры СССР.
М.Л.Галлай. Жизнь Арцеулова.
Журнал «Техника — молодёжи» № 01 за 1941 год.