Истребитель И-153 «Чайка».

Разработчик: Поликарпов
Страна: СССР
Первый полет: 1938 г.0.И-153

В сознании людей, интересующихся историей авиации, истребитель И-153 держится несколько обособленно от двух других поликарповских полуторапланов — И-15 и И-15бис. Однако правильнее считать эти самолеты одним семейством и увязывая их историю в единое целое, разобраться с ними с самого начала.

Первое упоминание о И-15 относится к середине 1932 года, когда предложение конструктора Николая Поликарпова по созданию маневренного истребителя-полутораплана впервые после долгого перерыва находит понимание у руководства авиапромышленности и ВВС. Уже 8 декабря на специальном совещании, посвященном перспективным истребителям и проходившем под руководством начальника ВВС РККА Якова Алксниса, в отношении этого самолета появляется заключение: «И-15 проектировать и строить как тип высокоманевренного истребителя, у которого все должно быть подчинено основному летно-тактическому требованию — высокой маневренности и скороподъемности.»

Первый экземпляр самолета, оснащенный мотором «Cyclone» американской фирмы «Wright» («Райт»), построили в октябре 1933 года. Испытания И-15, проведенные в течение последующих двух месяцев показали, что у военных летчиков появилась возможность получить в свои руки выдающийся истребитель. Самолет обладал великолепной скороподъемностью (на высоту 5 километров забирался за 6 минут) и рекордным временем виража (8 секунд). На высоте 3 километра легко разгонялся до скорости 350 км/ч, что, хотя и не являлось ре-кордным показателем, но по требованиям тех лет было более чем достаточно.

Уже в 1934 году производство И-15 развернули на двух московских авиазаводах — № 1 и № 39. Для производства двигателей Wright «Cyclone» F-3 в Америке закупили завод, который разместили в уральском городе Пермь. Это новое предприятие, получившее наименование «авиазавод № 19», начиная с 1935 года начало выпуск «Райтов» под маркой М-25. Значительная часть М-25 поступала для изготавливаемых в Москве И-15.

Внедрение истребителя в ВВС, однако, не встретило единодушного одобрения в их руководстве. Основное неудовольствие вызывал центроплан верхнего крыла, выполненный в виде «чайки», который по мнению многих пилотов не обеспечивал достаточной путевой устойчивости, значительно ухудшал обзор, препятствовал строевым полетам и прицельной стрельбе. Кроме того, И-15 имел низкое качество изготовления, которое усугублялось грубой и зачастую неумелой его эксплуатацией в воинских частях. Одновременно, руководители ВВС отдавали предпочтение скоростным истребителям И-16 (тоже, кстати, поликарповским),- сторонники монопланов в данном случае начисто отвергали необходимость истребителей-бипланов.

Все это привело к снятию И-15 в конце 1935 года с производства, а в истории развития истребителей бипланной схемы в Советском Союзе, казалось, поставили жирную точку. Годом спустя, неожиданные события показали, что в случае необходимости всякую точку можно переправить на запятую.

В октябре 1936 года три десятка И-15, укомплектованные летным и техническим составом, в числе другой советской боевой техники направили защищать Испанскую республику. Вскоре в Москве стало известно, что поликарповские самолеты весьма неплохо проявили себя на практике. И-15 прекрасно чувствовал себя на пыльных и каменистых аэродромах Испании, в воздухе успешно конкурировали с самолетами немецкой и итальянской постройки. В результате, сложилось мнение, что выпуск маневренных полуторопланов следует продолжить.

О решении возобновить производство И-15 Николай Поликарпов узнал в начале января 1937 года. Конструктору предлагалось в короткий срок модернизировать истребитель «с учетом боевого опыта» и представить его на испытания. Учет боевого опыта произвели довольно оригинально, ибо руководство ВВС потребовало выпускать самолет с нормальным (без «чайки») центропланом, капотом NACA и выхлопным коллектором двигателя. То есть — заранее требовался истребитель более тяжелый и менее маневренный, чем имеющийся. Конструктору не оставалось ничего другого, кроме как выполнять требования заказчика. Так появился И-15бис.

Внешне модифицированный истребитель напоминал «пополневшего» предшественника, фюзеляж которого заметно округлился, излом верхних крыльев сменил небольшой центроплан на И-образных подкосах. «Бис» оснастили форсированным двигателем М-25В, он стал тяжелее на 200 килограммов (полетный вес 1650кг) и поэтому в пилотировании оказался инертнее прежней машины. Для конца 1937 года это был справный аппарат, надежный и добротный, проверенный производством и, как говорится, вполне на уровне. Но для Поликарпова И-15бис казался шагом назад, поэтому осенью того же года он предпринял очередную попытку повышения летных характеристик самолета.

Не имея на тот момент каких либо официальных требований со стороны ВВС (кроме вышеозначенных в отношении И-15), конструктор руководствовался лишь своим богатым опытом и пожеланиями боевых летчиков, побывавших в Испании. В задуманной1 им очередной модификации главной задачей явилось всемерное облегчение самолета, предназначенного для ближнего дневного боя. Кислородное и ночное оборудование предполагалось сделать съемным. Устаревшие пулеметы ПВ-1 (созданные на базе «Максима») заменялись скорострельными пулеметами ШКАС, два из которых также планировалось сделать съемными. Последнее предложение опиралось, в частности, на возможность установки сверхскорострельных пулеметов УльтраШКАС, имевших темп стрельбы до 3000 выстрелов в минуту.

По расчетам, полетный вес нового истребителя с двигателем с М-25В получался 1455-1460 кг, с М-62 — 1500 кг. Уже на этапе эскизного проектирования конструктор Дмитрий Томашевич разработал оригинальное убираемое шасси, позволявшее увеличить максимальную скорость до 410-430 км/ч. Самолет получил обозначение И-153 (буквально — И-15 — третья модель), первоначально он предлагался как модификация истребителя И-15бис для серии 1938 года. 13 октября 1937 года эскизный проект И-153 Поликарпов направляет заместителю наркома оборонной промышленности Михаилу Кагановичу. В проекте предлагаются два варианта: с нормальным центропланом и с центропланом в виде «чайки», причем развал последней, по сравнению с И-15, увеличили. Эта доработка, по мнению конструктора, могла помочь достижению компромисса в споре со сторонниками обычной бипланной схемы. В проекте И-153 Поликарпов по прежнему настаивает на использовании кольца Тауненда с отдельными выхлопными патрубками вместо широкого «наковского» капота. Он и здесь предлагает компромиссное решение, нечто среднее — уширенное кольцо Тауненда, отдаленно напоминающее и столь модный в то время капот типа NACA. По замыслу, на реализацию проекта требовалось 5-6 месяцев, а в случае ускорения работ всего около трех месяцев.

В действительности все получалось гораздо медленнее. 11 ноября 1937 года проект рассмотрело и утвердило руководство ВВС. В целом предложения Н.Поликарпова были одобрены, однако военные на этот раз требовали установки двух крупнокалиберных пулеметов. Так как подобных пулеметов, подходящих для установки на самолет в тот момент не имелось, остановились на варианте с четырьмя синхронными ШКАСами. В таком виде, 9 декабря 1937 года последовало решение о постройке И-153.

Строился самолет медленно. Николай Поликарпов в этот период являлся главным конструктором КБ, размещенного на территории авиазавода № 156. Завод № 1, на котором предстояло освоить И-153, был загружен выпуском серийной продукции (И-15бис) и доводками других опытных машин. Переписка Поликарпова в этот период изобилует записями, свидетельствующими о его озабоченности медленным ходом работ по новому самолету и опасением, что «И-153 не обеспечен конструкторской опекой».

Рабочие чертежи на И-153 в основном изготовили к маю 1938 года, в августе закончили документацию для производства головной серии. Тогда же, в августе, достраивались две первые опытные «Чайки». Осенью 1938 года постановлением правительства на заводе № 1 было организовано единое конструкторское бюро (взамен четырех ранее существующих) по внедрению маневренного истребителя И-153 в серию. Начальником КБ назначили одного из заместителей Поликарпова — М.Н.Тетивкина, ранее руководившего постройкой И-15бис.

Первый опытный И-153 № 5001 с двигателем М-25В завод изготовил в августе 1938 года. Известно об этой машине крайне мало. Очевидно, никто не ожидал от нее неприятностей и сложностей. Тем не менее, заводских испытаний, закончившихся к октябрю, самолет не прошел. Выявилось большое количество дефектов: недостаточная жесткость крыльев, вибрация элеронов, тряска хвостового оперения. Все эти и многие другие недостатки были учтены на втором опытном И-153, дублере с заводским № 6005. На этом, более тщательно изготовленном самолете, изменения коснулись рулей высоты, на которых, при уменьшении площади (на 0,107%), увеличили осевую компенсацию (с 16,5% до 18%) и сняли флеттнер. Повысилась жесткость и весовая компенсация элеронов (до 25%). Изменения коснулись и винтомоторной группы: удлинили мотораму, поставили новые замки капота и лобовое кольцо с регулируемыми створками, протектированный бензобак. В шасси видоизменили поворотный узел, использовали диски колес из сплава «электрон», установили новый амортизатор костыля.

Зимой опытную «Чайку» отправили в солнечный Азербайджан, на аэродром авиабригады, расположенной под Баку. Полеты начал летчик-испытатель НИИ ВВС Павел Федрови. Считалось, что это будут одновременно войсковые испытания, к которым подключатся И-153 войсковой серии. Всего на самолете № 6005 выполнили 454 полета, получили максимальную скорость 424 км/ч на высоте 3500 метров, практический потолок составил 8700 метров, время набора высоты 5000 м — 6,4 минуты, время виража — 11-12 секунд.

Полученные результаты во многом не устраивали заказчиков, однако существовало мнение, что более высокие показатели можно получить при использовании двигателя M-62. Одновременно, предполагалось устранить замечания по убираемому шасси и вооружению, уменьшить тряску оперения и вибрацию элеронов. 11 апреля 1939 года, И-153 № 6008, из числа самолетов войсковой серии, разрушился в воздухе при достижении скорости пикирования 500 км/ч. Причиной считали недостаточную прочность крыльев, поэтому в число доработок вошло и усиление конструкции. В частности, начиная с 4-й серии, зашивка передней кромки крыльев фанерой стала делаться по всему размаху. 16 июня 1939 года И-153 № 6019, оснащенный двигателем М-62 и воздушным винтом фиксированного шага (ВФШ), перегнали с завода на аэродром НИИ ВВС и в течение 60 дней полностью испытали. Самолет развивал максимальную скорость 443 км/ч на 4600 метрах, набирал высоту 9800 метров, выполнял вираж за 13-13,5 секунд. Признавалось, что истребитель И-153 М-62 госиспытаний не прошел, прежде всего по причине недостаточной максимальной скорости — по расчетам надеялись получить 462 км/ч. В связи с этой неудовлетворительной оценкой припомнили и другие недостатки, на которых ранее не заостряли внимания.

Испытатели утверждали, что обзор на самолете недостаточный, особенно при взлете и рулении по аэродрому. Предлагалось установить новый центроплан, также типа «чайка», но с улучшенным обзором, хвостовой костыль) оборудовать баллонным колесом. Самолет, однако, уже находился в серийном производстве и такие кардинальные переделки были нереальны. Поэтому, вносимые изменения стали небольшими. В частности, вместо одинарных несущих лент-расчалок (от узла шасси к верхнему крылу) в межкрыльевом пространстве стали устанавливать сдвоенные.

Для возможного дальнейшего повышения летных характеристик самолета имелось следующее: подбор более эффективных воздушных винтов, установка винтов изменяемого шага (ВИШ), применение двигателя М-63 с максимальной мощностью 1100 л.с.

Первые два И-153 № 6039 и № 6012, оснащенные двигателями М-63 построили осенью 1939 года. По причине недоведенности самого двигателя и мотоустановки испытания этих машин затянулись. И-153 № 6012 в действительности относился к разряду опытных — на нем испытывался новый моторный капот с подвижными створками охлаждения типа «юбка». В октябре 1939 года на этой машине летал испытатель Б.Кудрин. Внедрения и дальнейшего развития «юбочных» капотов на «Чайках» впоследствии не отмечалось.

Что касается И-153 № 6039, на нем занимались отладкой охлаждения двигателя. Так как М-63 имел более напряженный тепловой режим работы, для охлаждения масла использовали 9-дюймовый радиатор, который разместили под капотом двигателя. Несколько изменился и сам капот. Были увеличены размеры окон охлаждения в лобовой части, напротив 4 и 7 цилиндров появились дополнительные прорези (если смотреть против полета, то в правой нижней части лобового диска). Кроме этого, до 50 мм увеличилась щель для выходящего воздуха, за счет небольшого увеличения диаметра задней кромки капота.

Государственные испытания головного серийного И-153 № 6540 с двигателем М-63 начались 21 января 1940 года. Именно в этот день самолет стартовал с Ходынки и перелетел в Щелково для проведения полетов. Летали на лыжном шасси вплоть до схода снега 31 марта. Достигнутая максимальная скорость 431 км/час расценивалась как недостаточная. Недобор ожидаемых, более высоких показателей, отнесли на счет установленных лыж (хотя и убираемых) и неудовлетворительной регулировки карбюратора. Впрочем, испытатели не обольщались, все прекрасно понимали: использованы все возможности и выжимать скорость собственно не из чего, схема себя практически исчерпала.

В остальном рассматриваемый самолет не имел каких-либо отличий перед ранее опробованными И-153. Поэтому на нем провели ресурсные испытания — различные летчики НИИ ВВС выполнили на № 6540 более 1500 фигур высшего пилотажа. Летали и на штопор — эта головная боль беспокоила создателей самолета уже в течение года.

Долгие годы считалось, что самый опасный по части выполнения штопора истребитель И-16. И хотя «ишачок» выводился из этой рискованной, а порою фатальной фигуры пилотажа прямо-таки идеально, миф о его коварном характере, зародившись в 1930-е годы, благополучно дожил до наших дней. Что касается другого поликарповского истребителя — И-153 — о нем подобных слухов не имелось. С одной стороны понятно, какие сюрпризы может преподнести освоенный и много раз испытанный биплан. Тем более, что в оценке техники пилотирования И-153 имелась следующая запись: «Самолет парашютирует хорошо. При взятой ручке «на себя» и убранном газе стремления свалиться на крыло нет, тенденций к срыву в штопор также нет. Скорость на парашютировании 110-120 км/час». Однако проверка на штопор была обязательной, тем более, что при резком пилотировании, при передирании ручки управления «Чайка» в штопор входила. А вот выходить в нормальный полет не желала, что сразу отметили летчики-испытатели.

Во время войсковых испытаний И-153 с М-25В в марте-апреле 1939 года в Баку, Управление ВВС обратило особое внимание на проведение штопорных испытаний. Поначалу вопрос не нашел разрешения. Лишь летом 1939 года, когда новый истребитель участвовал в боевых действиях в Монголии, в НИИ ВВС вернулись к этой злободневной теме. Поступивший к военным испытателям самолет № 6019 с двигателем М-62 и воздушным винтом фиксированного шага (ВФШ) решили одновременно со снятием летных характеристик проверить на штопор.

Результаты этой проверки оказались неутешительными. Уже на третьем витке И-153 переходил в пологий штопор с неустановившимся характером вращения. Обычно на пятом витке останавливался мотор, после чего вывод машины в нормальный полет становился крайне затруднительным. Попытка выпускать шасси и тем самым смещать центр тяжести вперед не помогала, «Чайка» выходила из вращения со значительным, до 10-12 витков, запаздыванием. На выходе из штопора, т.е. при переходе в пикирование, сам собой, без вмешательства летчика запускался мотор. «Грешили» на ненормальную работу карбюратора АК-25-4ЛФ, пробовали использовать принудительную подачу топлива, но и это не помогло. Ситуация складывалась весьма неприятная. Производство самолетов нарастает, они уже идут в войска, а проблема безопасных на них полетов, оказывается, до сих пор не решена.

Осенью 1939 года, на заводе № 1, приказом наркома авиапромышленности создается комиссия в составе: конструктора Н.Поликарпова, бригадного инженера И.Петрова и специалиста по штопору профессора А.Журавченко. В результате работы комиссии и проведения полетов, в ноябре родилась «Инструкция по технике пилотирования И-153 с М-62». Инструкция подробно описывала все действия пилота в полете и на земле, а в самом ее интересном месте значилось:

«Штопор на самолете И-153 полностью не изучен. Предварительные испытания выявили отрицательные штопорные свойства самолета. Выполнять штопор на самолете И-153 М-62 с целью тренировки запрещается.»

Удовлетворить кого-либо такие выводы естественно не могли, поэтому в начале 1940 года, для продолжения злополучных исследований, выделили очередной самолет — № 6566, По сравнению с предыдущими машинами, № 6566 отличался более тщательным изготовлением, окраской и отделкой (по мнению летчиков). № 6566 стал тяжелее за счет усиления конструкции, установки инерционного стартера (РИ) и воздушного винта изменяемого шага. По летный вес самолета составил 1853 кг. 29 февраля на этой «Чайке» начал летать летчик Кубышкин, закончил полеты 13 мая капитан Прошаков. Опробовав все возможные варианты пои ведения самолета в воздухе летчики определи ли: «Вывод из штопора производится энергичной дачей руля в следующей последовательности: сначала дается нога до отказа против штопора и, через полвитка — виток (по времени 1-2 секунды), ручка от себя за нейтральное положение. Элероны нейтральны. Малейшее отклонение от этого правила влечет к большим запаздываниям на выходе». В заключении указывалось, что при строгом выполнении «Инструкции» штопор безопасен. Предлагалось разрешить пилотам строевых частей производить тренировку на штопор до 2-х витков.

Через непродолжительный промежуток времени «Инструкцию» опробовали при испытаниях И-153, оснащенного двигателем М-63. На самолете № 8019 летали на штопор в течение июня-июля 1940 года летчики-испытатели Жуков, Супрун, Кубышкин, Ларюшкин. По результатам этих полетов сделали заключение, что И-153 с мотором М-63, при строгом следовании инструкции, имеет возможность безопасного выхода из штопора, с запаздыванием от одного до 1,75 витка после любого числа выполненных до этого витков. Хотя испытуемая машина имела за счет установки тяжелого двигателя более переднюю центровку, улучшения штопорных характеристик при этом отмечено не было. Методика ввода и вывода данного самолета оценивалась одинаково с методикой для самолета И-153 с М-62. «Самолет И-153 с мотором М-63, винтом АВ-1, вполне пригоден для производства тренировочных полетов на штопор в войсковых частях на высоте не ниже 5000 метров.»

На этом штопорные испытания собственно и закончилась. Все как будто было соблюдено: недостатки — определены, как с ними бороться — оговорено. Однако, даже много лет спустя, старые пилоты при упоминании о штопоре на «Чайке» сокрушенно качали головами и добавляли: «Не хотела выходить…»

В заключение истории со штопором уместно отметить некоторые особенности пилотирования И-153. Уже на рулении пилоту приходилось из-за недостатка обзора вперед передвигаться «змейкой», энергично работая педалями ножного управления. На взлете И-153 хорошо держал направление, отрывался легко, был возможен взлет без подъема хвоста. Хорошо сбалансированные самолеты позволяли летать с «брошенной» ручкой управления. Ввиду значительной поперечной устойчивости в вираж И-153 входил вяло, при этом оставался устойчив и не боялся перетягивания ручки. При потере скорости сваливался на крыло с опусканием носа (то есть в штопор не стремился). Происходило это на скоростях, меньших посадочной, т.к. на посадке пилоты тенденций к сваливанию не отмечали. Пикировал И-153 устойчиво, скорость набирал медленно. При превышении значения скорости 430 км/ч отмечалась тряска хвостового оперения. При эксплуатации на колесах самолет выполнял посадку на «три точки», при несоблюдении этого условия имел тенденцию к прыжкам за счет жесткой амортизации. Задувание в кабине небольшое, однако полет без очков считался невозможным. Недостатком считалось отсутствие противопожарной перегородки между пилотом и топливным баком.

Еще на стадии проектирования И-153 представители ВВС требовали установки на самолет крупнокалиберных пулеметов. Как только такие пулеметы с удовлетворительными характеристиками появились, ими немедленно вооружили «Чайку». Первый И-153 № 6021 с двумя пулеметами ТКБ-150 калибра 12,7 мм (вместо двух верхних ШКАСов) проходил полигонные испытания в августе 1939 года. Каждый пулемет имел боезапас 165 патронов, для перезарядки пулеметов на самолете установили дополнительный баллон со сжатым воздухом.

Чуть позже появился вариант с установкой одного синхронного крупнокалиберного пулемета и двух ШКАС. Оружие испытали на И-153 № 6506 в феврале-марте 1940 г., в таком виде самолет рекомендовали к запуску в серийное производство. Установка одного крупнокалиберного пулемета вместо двух (аналогичная история с И-16 тип 29) отчасти объясняется тем, что в 1940 г. валовое (крупносерийное) производство пулеметов ТКБ-150 конструкции Березина еще не началось и на все самолеты их не хватало. Чуть позже эти пулеметы в синхронном варианте получили обозначение БС (Березина, синхронный) и нашли широкое применение в советских ВВС.

Осенью 1940 года на полигоне под Кубинкой войсковые испытания прошли три И-153 (№ 8527, № 8528, № 8545, вооруженные одним БС и двумя ШКАС. До конца года авиазавод № 1 выпустил полторы сотни «Чаек» с таким вооружением.

Не менее заманчивой представлялась установка на «Чайку» скорострельных авиационных пушек ШВАК калибра 20 мм, которые эффективно испытали в боевых условиях на И-16. Снаряд этой пушки превосходил по массе пулю крупнокалиберного пулемета в два раза (48 и 96 граммов соответственно) его разрушающая способность оценивалась выше в несколько раз. Однако, если на И-16 пушки устанавливали вне диска вращения воздушного винта, на И-153 их было решено установить в синхронном варианте, со стрельбой через винт. Эта работа тогда проводилась впервые, поэтому имелись сомнения в успехе. Представлялось, что в отдельных случаях (затяжной выстрел) снаряд попадет в лопасть и перебьет ее. Для уменьшения такой вероятности, силами конструкторских бюро Н.Поликарпова и Б.Шпитального, провели значительную исследовательскую работу. Принятая до того момента во всем мире регулировка «щелчка», то есть момента выстрела, «после лопасти», была заменена регулировкой «до лопасти», а стрельба на малых оборотах исключена. Для уменьшения «углов относа» использовали привод синхронизации внутри пушки, то есть импульс синхронизации стал передаваться не на затыльник, а к началу ствольной коробки. Все эти и другие нововведения позволили говорить о безопасности стрельбы из синхронных пушек. Тем не менее, сомнения существовали, поэтому путем нарушения регулировки синхронизатора добились пробития лопасти сначала на земле, а затем и в воздухе (летал Е.Уляхин). Пробитая при этом лопасть воздушного винта осталась работоспособной, мотор тянул, возможность добраться до своего аэродрома представлялась реальной.

В начале 1940 года построили войсковую серию пушечных машин, обозначенных И-153П (№ 6578, № 6598, № 6760). И-153П проходили испытания в 16 иап 24-й авиадивизии Московского военного округа в течение лета 1940 года. По отзывам летчиков, эти «Чайки», за счет возросшего веса, стали несколько инертнее в пилотировании, основным неудобством считалось загрязнение прозрачного пилотского козырька пороховой гарью. В целом испытания прошли успешно, последовало решение о постройке еще трех таких пушечных аппаратов. Согласно заводского отчета всего изготовили 8 экземпляров И-153П.

Почти одновременно с пушечными «Чайками» велись испытания штурмовых подвесок. И-153 «Ш» и И-153 «УШ» имели под нижним крылом обтекаемые каплевидные контейнеры с пулеметами ШКАС (всего четыре) или бомбовые кассеты, в каждой кассете по двадцать 2,5 кг бомб.

Во второй половине 1940 года велись испытания И-153, вооруженных реактивными снарядами РС-82. До конца года на ГАЗ № 1 под установки PC оборудовали более четырехсот самолетов. Переделки сводились в основном к установке дополнительной металлической обшивки на нижней поверхности нижнего крыла.

В течение зимы 1938-1939 годов активизировались работы по увеличению дальности истребителей путем оснащения их подвесными топливными баками. Реальное воплощение этой затеи совпало с началом серийного выпуска И-153. Поначалу опыты с подвесными баками велись на самолетах И-15бис. В марте 1939 года испытали подфюзеляжные цилиндрические баки емкостью 150 л., в апреле — под-крыльевые каплевидные общей емкостью 200 л. (под каждым крылом, на держателях ДЕР-31, подвешивалось по два пятидесятилитровых бака). Предпочтение получил второй вариант по следующим причинам: каплевидные баки обеспечивали больший запас топлива, кроме того, подвешивались на штатные бомбодержатели. При проведении небольших доработок, связанных с установкой до полнительного маслобака на 25 л., дальность полета увеличивалась практически в два раза. В результате, рекомендовалось выпускал каплевидные баки емкостью 100 л, а в дальнейшем перейти на подвесные баки из фибры — прессованной и специально обработанное целлюлозы. Такие баки производились под обозначением ПЛБГ-100 и устанавливались на И-153 и И-16. До конца 1939 года для установки подвесных баков оборудовали 50 И-153 (столько же И-15бис), некоторое количество таких самолетов было выпущено и в 1940 г. Впоследствии, машины с подвесными баками поступали в основном в истребительную авиацию ВМФ.

Как это не парадоксально, но именно самолеты устаревшей бипланной схемы стали первыми, на которых испытали в полете реактивные двигатели. Среди разнообразных силовых установок, использующих реактивный принцип, достаточно большой интерес в начале 1930-х годов вызывали прямоточные воздушно-реактивные двигатели. Ряд советских ученых, активно сотрудничавших в те годы с Реактивной секцией Стратосферного комитета ЦС Осовиахима СССР, приложили свои усилия к теоретическому обоснованию таких работ. Первые в СССР ПВРД построил инженер И.Меркулов. Летом 1939 года Меркулов предложил использовать ПВРД в качестве дополнительной силовой установки для увеличения максимальной скорости истребителей с поршневыми авиадвигателями. В качестве горючего предполагалось использовать авиационный бензин из основного бака, «прямоточки» поэтому назывались «дополнительными моторами» (ДМ). Первый такой двигатель, получивший обозначение ДМ-1 (диаметром 240 мм) прошел стендовые испытания во второй половине 1939 года. В сентябре изготовили более мощные двигатели ДМ-2, длина их составляла 1500 мм, максимальный диаметр 400 мм, диаметр выходного сопла 300 мм. Вес каждого двигателя вместе с элементами крепления составлял всего 19 кг. После успешных испытаний в аэродинамической трубе ДМ-2 установили под нижними плоскостями истребителя И-15бис. Хвостовую часть самолета, во избежание загорания в воздухе, обшили металлическими листами.

Испытания самолета начались 25 января 1940 года в районе Центрального московского аэродрома, прямо над городскими кварталами. Когда летчик Петр Логинов запустил в воздухе реактивные двигатели, ему показалось, что за самолетом встала стена огня. Со стороны казалось, что за машиной тянутся многометровые огненные струи. Необычное явление наблюдали с земли и в близлежащих московских кварталах. В городе начался переполох, спустя короткое время к воротам аэродрома примчались спасать летчиков сразу пять пожарных команд.

Летные испытания ПВРД на самолете И-15бис продолжались по июль 1940 года. Они велись на скоростях 320-340 км/ч. При включении ДМ скорость увеличивалась на 18-22 км/ч. Всего провели 54 таких полета. Кроме Логинова летали А.Давыдов, Н.Сопоцко и старейший московский испытатель Александр Жуков. При этом, дабы не пугать москвичей, для запуска «прямоточек» пилоты улетали за 20-30 км от города.

В сентябре 1940 года ДМ-2 установили на И-153 № 6034. Благодаря тому, что «Чайка» обладала большей скоростью, выше оказалась и эффективность ПВРД: прирост скорости составил 30 км/ч. В октябре того же года испытали новые двигатели — ДМ-4, при включении которых скорость самолета увеличивалась на 40-50 км/ч.

Всего с моторами ДМ-2 и ДМ-4 на «Чайке» произвели 74 испытательных полета. Тем не менее, в ВВС И-153 с прямоточными двигателями не передавались. В последствии двигатели ДМ испытывались на ЛаГГ-3, Як-7, Як-9. Прирост максимальной скорости на этих машинах доходил до 110 км/ч.

Запуск «Чайки» в серию на авиазаводе № 1 начался в 1939 году. В течение следующих 12-ти месяцев И-153 (заводской тип «34») полностью вытеснил из производства более ранний И-15бис (тип «32»).

В первом полугодии 1939 года производство И-153 оставалось незначительным и только с сентября резко пошло вверх.

Кроме этого, 189 И-153 с двигателями М-63 в 1939 году не закончили постройкой, они перешли в план 1940 года.

В 1939 году авиазавод № 1 «выпекал» не только серийную продукцию, поэтому уместно упомянуть и другие работы. Так, в течение года здесь велась сборка шести истребителей И-180. Постройка четырех машин, оборудованных турбокомпрессорами летом была прекращена. Второй и третий опытные экземпляры И-180 закончили в октябре (согласно официальному отчету авиазавода № 1. На самом деле второй опытный И-180 строился на авиазаводе № 156, а был доведен «до ума» в мае-июне 1939 г. авиазаводом № 1. Третий опытный И-180 подготовили к полетам лишь в январе 1940 года). В декабре достроили опытный истребитель И-190. Первый вылет этого полутораплана, предлагавшегося на замену И-153, состоялся 30 декабря 1939 года. Из старых заделов, оставшихся с 1937 года, завод собрал двухместный истребитель ДИ-6, закончил экзотический заказ — прогулочный глиссер «Экспресс». Глиссер сдали 25 декабря и отправили к месту эксплуатации в курортный город Сочи.

С сентября 1939 года на заводе началось освоение бомбардировщика ББ-22 (заводской тип «70»). 50 заложенных этих самолетов к концу года не закончили и поэтому они перешли в план следующего года. 1940 год стал вторым и последним годом производства И-153 «Чайка». При запланированном выпуске 2040 машин из заводских цехов на аэродром в этом году выкатили 2362 «Чайки».

В конце 1940 года авиазавод № 1 перешел на выпуск истребителей МиГ (тип «61»). До конца года произвели 100 МиГ-1 и 20 МиГ-3, а также 81 ББ-22. Хотя производство И-153 в 1940 году прекратили, некоторое их количество закончили уже в следующем. 64 «Чайки», выпущенные в 1941 году, стали заключительным аккордом в истории производства этих истребителей. Суммарный выпуск И-153 за 1939-1941 годы составил 3437 экземпляров. Большая часть из них являлась боеготовыми летом 1941 года и наряду с истребителем И-16, являлась основой истребительной авиации Советского Союза. Советская авиапромышленность за период производства (1939-1941 гг.) выпустила 3437 истребителей И-153.

Модификации:
И-153 — первая серийная модификация.
И-153П — пушечный вариант, версия штурмовика, двигатель М-62 (М-63), вооружение: 2 синхронные пушки ШВАК (боезапас 300 снарядов), строился серийно.
И-153БС — версия штурмовика; двигатель М-62 (М-63); вооружение: 4 x 12,7-мм УБС, 8 х РС-82 или бомбы — 2 x 200 кг.
И-153ГК(В) — опытный, высотный истребитель с герметической кабиной А.Я.Щербакова.
И-153ТК — с турбокомпрессорами и мягкой гермокабиной Н.Н.Поликарпова.
И-153УД — вариант с хвостовой частью в виде деревянного монокока.

ЛТХ:

Модификация: И-153
Размах крыла, м
-верхнего: 10,00
-нижнего: 7,50
Длина, м: 6,18
Высота, м: 3,00
Площадь крыла, м2: 22,10
Масса, кг
-пустого самолета: 1348
-нормальная взлетная: 1765
-максимальная взлетная: 1859
Тип двигателя: 1 х ПД М-62
-мощность, л.с.: 1 х 800
Максимальная скорость, км/ч
-у земли: 366
-на высоте: 426
Практическая дальность, км: 740
Скороподъемность, м/мин: 910
Практический потолок, м: 11000
Экипаж: 1
Вооружение: 4 х 7,62-мм пулемета ШКАС (2500 патронов).

1...

Первый опытный И-153 (серийный № 5001), сентябрь 1938 года. На самолете еще не установлены лобовые жалюзи капота. Передние ленты расчалок одинарные, в дальнейшем для повышения прочности бипланной коробки их сделали двойными.

1а...

Первый опытный И-153. Вид спереди. Сентябрь 1938 г.

2..

Второй опытный И-153 (серийный № 6005), весна 1939 года. Самолет целиком окрашен в светло-серый цвет с красным тактическим номером «5».

2а.Второй прототип И-153 на нивелировании в НИИ ВВС.

Второй прототип И-153 на нивелировании в НИИ ВВС.

3.Истребитель И-153 Чайка с мотором М-62

Истребитель И-153 «Чайка» с двигателем М-62.

4.И-153 Чайка с мотором М-62.

Истребитель И-153 «Чайка» с двигателем М-62.

5.И-153 с мотором М-62. Вид спереди.

Истребитель И-153 «Чайка» с двигателем М-62. Вид спереди.

6.И-153 с мотором М-62. Вид сзади.

Истребитель И-153 «Чайка» с двигателем М-62. Вид сзади.

И-153. Втулка воздушного винта самолета закрыта коком.

И-153 «Чайка» с двигателем М-62. Втулка воздушного винта самолета закрыта коком.

8.И-153 на лыжном шасси.

И-153 «Чайка» на лыжном шасси.

9.И-153 на лыжном шасси 2.

Серийный истребитель И-153 «Чайка» на лыжном шасси.

10б.Серийный И-153 на лыжном шасси

Серийный истребитель И-153 «Чайка» на лыжном шасси.

10.И-153 на лыжном шасси в полете.

И-153 на лыжном шасси в полете.

10а.И-153. Чайка

И-153 в полете.

11.И-153 с двигателем М-25 на войсковых испытаниях.

Истребители И-153 с двигателем М-25 на войсковых испытаниях.

17.Истребитель И-153 с ПВРД. 1940 год

Истребитель И-153 с ПВРД. 1940 год.

17а.Истребитель И-153 с ПВРД. 1940 год

Истребитель И-153 с ПВРД. 1940 год.

12...

Опытный истребитель И-153 с двигателем М-63, без вооружения и в декоративной (вероятно — красно-белой) окраске. 1940 г.

12а.Опытный И-153 М-63.

Опытный истребитель И-153 с двигателем М-63.

13.Опытный И-153 с мотором М-63 на нивелировании.

Опытный И-153 с мотором М-63 на нивелировании.

13а

Истребитель И-153 с радиостанцией и двигателем М-63 на испытаниях. На киле установлен датчик для замера усилий при отклонении руля направления. Под нижним крылом укреплены подвески для двух авиабомб.

19.И-153 л-та В. Редько готовится к запуску двигателя от автостартёра. ЧФ, сентябрь 1941 г

Истребитель И-153 «Чайка» л-та В.Редько готовится к запуску двигателя от автостартёра. Черноморский флот, сентябрь 1941 г.

20.Запуск двигателя И-153 авиации ЧФ. Лето 1941 г.

Истребитель И-153 «Чайка» авиации ЧФ готовится к запуску двигателя от автостартёра. Лето 1941 г.

19а.И-153 после вынужденной посадки.

Истребитель И-153 после вынужденной посадки.

19б.И-153 после вынужденной посадки.

Истребитель И-153 после вынужденной посадки.

22..

Вылет звена И-153 на боевое задание. Южный фронт. район Мариуполя. 1941 г.

23.И-153 штурмового авиаполка. Зима 1941 г.

И-153 штурмового авиаполка. Зима 1941 г.

24.И-153 на полевом аэродроме. Зима 1941 г.

Истребители И-153 на полевом аэродроме. Зима 1941 г.

24а.И-153 на стоянках

Истребители И-153 на стоянках.

25.У скапотировавшего И-153 хорошо видны ниши шасси.

У скапотировавшего И-153 хорошо видны ниши шасси.

26а.Н-ская авиачасть. Комсомолец ефрейтор С.Форман заряжает пулемет на И-153.

Н-ская авиачасть. Комсомолец ефрейтор С.Форман заряжает пулемет на И-153.

26б.Приборная панель И-153.

Приборная панель И-153.

28.И-153 ВВС Китая. Фото 1.

Истребитель И-153 ВВС Китая.

29.И-153 ВВС Китая. Фото 2.

Истребитель И-153 ВВС Китая.

30.И-153 ВВС Китая. Фото 3.

Истребитель И-153 ВВС Китая.

31.И-153 ВВС Китая. Фото 4.

Истребитель И-153 ВВС Китая.

31а.И-153 ВВС Китая. Фото 4.

Истребитель И-153 ВВС Китая.

32.И-153 ВВС Китая. Фото 5.

Истребитель И-153 ВВС Китая.

33.И-153 ВВС Финляндии. 2

И-153 захваченный финскими войсками.

33а.И-153 ВВС Финляндии.

И-153 захваченный финскими войсками.

34.И-153 ВВС Финляндии. 3

И-153 захваченный финскими войсками.

35.И-153 ВВС Финляндии.

И-153 захваченный немецко-фашисткими войсками.

36.И-153 в одном из зарубежных авиамузеев.

И-153 в одном из зарубежных авиамузеев.

37.Реплика И-153.

Современная реплика И-153 на авиавыставке.

38.Современная реплика И-153 на авиашоу.

Современная реплика И-153 на авиавыставке.

42.И-153 з.к. Рисунок. 2

И-153. Рисунок 1.

43.И-153 в з.к. Рисунок. 2

И-153. Рисунок 2.

44.И-153 ВВС Китая. Рисунок.

И-153 ВВС Китая. Рисунок.

45.И-153 захвач. финами. Рисунок.

И-153 захваченный финами. Рисунок.

46.И-153 в разрезе-2.

И-153 в разрезе. Рисунок.

47.И-153 в разрезе.

И-153. Компоновочная схема.

50.И-153. Схема 1

И-153. Схема 1.

51.И-153. Схема 2

И-153. Схема 2.

.

.

Список источников:
В.Б.Шавров. История конструкций самолетов в СССР 1938-1950 гг.
Б.Л.Симаков. Самолеты страны Советов. 1917-1970.
Энциклопедия-справочник. Самолеты страны Советов.
М.А.Маслов. Боевые «чайки» Сталина. И-15, И-15бис, И-153.
Игорь Шелест. «Лечу за мечтой».
Игорь Шелест. «С крыла на крыло».